СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2017   2018   2019   2020

ЗАО «Азовский Полиграфист» - все виды полиграфических услуг в Азове

Без кота и жизнь не та!

8 августа – Международный день кошек, милых, озорных наших друзей, обаятельных шкод, ласковых мурчалок, добродушных в неге и яростных в минуту опасности… — Говорят, они были даны нам свыше, чтобы мы в любую минуту могли погладить льва, точнее, его уменьшенную копию…
Как известно, к кошкам во всех религиях уважительное отношение – они живут при многих православных монастырях, и, например, одного из наиболее почитаемых старцев РПЦ конца XX-начала XXI Николая Гурьянова связывала трогательная дружба с котом Липой, которого называли его «верным келейником». «…с котятами у меня сейчас в келье просто беда, — по-доброму сокрушался другой знаменитый старец, преподобный Паисий Святогорец. — Они поняли, что каждый раз, когда звонит колокольчик, я выхожу во двор и выношу им кое-какую еду. Так они теперь, когда хотят есть, дергают за веревку, и колокольчик звонит. Я выхожу, вижу, что они дергают за веревку, и кормлю их. Как же Бог все устроил!» Вообще милосердие к животным – важная часть христианской веры. «Животные обоняют запах рая и идут к святым», — говорил один из Отцов Церкви Исаак Сирин. Потому напомнить об удивительных компаньонах человека – кошках — я решила посредством рассказов о них представителей духовенства, а также приведя случай из жизни одного из последних великих старцев дореволюционной Оптиной Пустыни Нектария.

Протоиерей Алексий Лесняк. «Светлый кот – значит церковный кот» (отрывок):
К концу службы зимнее солнце висело уже высоко. Настоятель проповедовал, я радостный стоял рядом и глядел на полтора десятка прихожан, утонувших в огромном лучистом храме. В этом селе люди почти не утратили традиций: левую половину занимали женщины, а правую — пара старичков. Посреди церкви, под главной люстрой сидел кот. Старый крепкий кот. Закончилась проповедь, миряне подошли «под крест». Настоятель, я и диакон удалились в алтарь и разоблачились, а кот все продолжал сидеть.
Кот дремал под церковным солнцем и во сне покачивался из стороны в сторону. Когда последняя прихожанка вышла из церкви и в храме воцарилась тишина, мы услыхали мурлыканье, временами походящее на храп. Я с любопытством глядел на полосатого прихожанина в приоткрытую вратницу. Мой интерес заметил настоятель:
— Что, нравится? Это Барсик. Мы его уже не замечаем, привыкли.
— А откуда он взялся?
— Да он тут всегда был. Ну, конечно, не он, а там предки его какие-нибудь… Но я вот лет, почитай, как тридцать тут служу и сколько помню, что ни служба, он всегда на это место приходит и молит… то есть дремлет. Пускай сидит. Зато насчет мышей — полный порядок.
Настоятель отыскал свою скуфью, и мы отправились к нему в дом чаевничать. Проходя мимо полосатого мышелова, батюшка поприветствовал его: «Барсик! Кыс-кыс!» Кот упал на спину, скрестил лапки и будто ответил: «Мя-а».
Из книги Наталии Скоробогатько «Старец Николай и голуби»:
Старец Нектарий до старости не забывал своего детства и рассказывал поучительные случаи из тех далеких времен.
Однажды мать его сидела и шила что-то. А он, тогда еще его звали Колей, играл на полу возле ее ног с котенком. Большие зеленые глаза котенка в полумраке светились. Коля с удивлением обратил на это внимание, это его сильно поразило.
Как-то раз, когда котенок мирно сидел возле него, Коля схватил из маминой иголочной подушечки одну иголку и хотел уже проколоть котенку глаз, чтобы посмотреть, что там такое светится. Но мать заметила это и быстро перехватила его руку: «Ах, ты! — воскликнула она. — Вот как выколешь глаз котенку, сам потом без глаза останешься. Боже тебя сохрани!»
Прошло много лет… Николай решил стать монахом, и был принят в Оптину Пустынь. По истечении нескольких лет, когда он был уже иеромонахом, нареченным при постриге Нектарием, он подошел однажды к колодцу. А там другой монах набирал себе воды.
Над колодцем подвешен был черпак с длинной заостренной ручкой. И вот тот монах, черпая воду, едва не выколол нечаянно глаз отцу Нектарию этой самой ручкой. Еще секунда — и остался бы старец с одним глазом.
– Если бы я тогда котенку выколол глаз, — говорил он, — и я был бы сейчас без глаза. Видно этому надо было случиться, чтобы напомнить моему недостоинству, как все в жизни от колыбели до могилы находится у Бога на самом строгом учете.
Из комнаты в комнату в старческих келиях ходил неслышной поступью пушистый серый кот. Выйдет старец Нектарий — и кот за ним. Войдет — и он здесь.
Скажет ему что-нибудь батюшка — кот, разумный, исполнит: пойдет и сядет, где скажут, сходит в приемную или на крылечко.
Чаще же сидит у теплой печной стены и дремлет. Или, склонив голову, слушает молитвы старца.
Иной раз погладит его отец Нектарий и скажет:
– Преподобный Герасим Иорданский был великий старец, и потому у него был лев… А мы малы, и у нас — кот.
Архимандрит Савва Мажуко (насельник Никольского монастыря в Гомеле, Белоруссия):
Христиане первых веков полагали, что есть такой час в сутках, когда вся тварь становится на молитву Творцу. В двенадцать часов ночи, верили они, каждая птица, дельфин и слоненок, жираф и бегемотик, пони и маленькая блоха – все сотворенные существа начинают славить Бога, а потому и христианину следует в этот час вставать на молитву.
Этот обычай давно забыт. Да и молятся ли животные? Это большой вопрос. Мне кажется, им не нужны особые часы суток, потому что каждый из них – слава Творцу, создавшему таких удивительных и прекрасных существ.
Как пишутся некрологи? Откуда мне знать? Не приходилось. Не было нужды. Но вот настал такой момент. Этого требует благодарность и признательность тем, кто делает нашу жизнь прекраснее и добрее.
Все наши прихожане хорошо помнят огромную пушистую кошку, которая важно и лениво обхаживала «свои монастырские владения», кротко и величественно позволяя взять себя на руки. Кошку звали Принцесса. Жила она у отца Варфоломея и милостиво разрешала заботиться о себе доброму батюшке.
Недавно она умерла. Очень болела. И это довольно деликатная ситуация – писать некролог по кошке. Нельзя же начать так: «12 июня 2015 года после тяжелой и продолжительной болезни на двенадцатом году жизни скончалась одна из старейших насельниц нашего монастыря кошка Принцесса». Но ведь она и вправду – одна из старейших насельниц монастыря, и все эти двенадцать лет своей недолгой кошачьей жизни она всегда была тут, в обители, перед нашими глазами.
Иногда она заходила ко мне в гости. Непременно вскакивала на стол и, что бы я ни делал, уютно укладывалась поверх книги или компьютера, блаженно мурлыча. Приходилось по нескольку раз ее «переустанавливать» со стола на кровать, что ей вовсе не докучало – эта дама любила внимание и была склонна к экстравагантным поступкам.
Однажды она явилась под двери моей кельи с мышкой в зубах. Оглядевшись вокруг совершенно дикими глазами, она эту мышку как-то с размаху выплюнула и тут же успокоилась. Что она хотела этим сказать? Перепуганная мышь, чертыхаясь, ожила и, хромая на заднюю лапу, устремилась к келье схимника, где, полагаю, до сих пор обретают приют ее благодарные наследники.
А сколько восторга было у детей воскресной школы, когда Принцесса спускалась «с инспекцией» наших занятий! Да, славные были у нас деньки! А еще ей нравилось дремать среди роз. Может быть, она хотела, чтобы ее принимали за цветок? В остальном же она была совершенно обычной кошкой – не тщеславной, но умной и с характером. Она не участвовала в политической и общественной жизни, не выписывала газет, не брала кредитов, не ездила отдыхать в Египет, однако про таких как Принцесса мы говорим: она была украшением жизни.
И вслед за Принцессой вспоминаются наши замечательные монастырские коты. У отца Мартиниана еще в самом начале девяностых был кот Клякс – абсолютно чёрный красавец, но пугливый и мышей не ловил, однако был невероятно умным и верным своему хозяину. Издалека завидев отца Мартиниана, он напускал на себя совершенно несчастный вид и шел к хозяину походкой убитого жизнью котика, при этом весьма жалобно мяукая.
Кот отца Ермогена был невероятных размеров, что вызывало немалый восторг схимника Макария, который все приговаривал: «Ермагенау кот! – плечы – як у каня!» — вот какие у кота были плечи.
Невероятно умная кошка Шурочка, «духовно окормлявшаяся» у иеромонаха Михаила. Милая и нежная кошка иеромонаха Ильи; кошка по имени Гусеница, названная так за лохматость и привычку сидеть на деревьях; кот по прозвищу Лев или Телевизор – это за персидское происхождение и необычную стрижку, которой его подверг отец Михаил; кот породы сфинкс иеродиакона Варлаама; недавно почивший старожил по имени Зомби – это за беспременно «подержанный» и больной вид; кошка Тучка, невозможной лохматости, проживающая в скиту в согласии со схимником Сергием.
Наш кошачий синодик неполон. Много у нас обитало монастырских жителей и, думаю, самые интересные ещё впереди. Ибо – что наша жизнь без кошек? Кошки это меховые цветы. Из них можно собирать букеты. И благословенны руки тех, кто утешает братьев наших меньших и заботится об этих «цветах». И я горячо верю, я убежден: ваши кошки обязательно замолвят за вас словечко перед Богом.
Ольга Рожнева, «Забавная история»:
Пару недель назад оптинский игумен Т. рассказал мне забавную историю. Добавил, что главный герой этой истории разрешил мне ее записать, не называя его имени…
Один оптинский отец несколько дней подряд был очень занят на послушании и в келью возвращался уже ближе к ночи.
Здание с братскими кельями ремонтировали, и снаружи всё было в строительных лесах. В открытые форточки келий время от времени запрыгивали оптинские коты, вынюхивая что-нибудь съедобное. Иногда отец Н., вернувшись с послушания, прогонял особенно навязчивого посетителя: голодающих среди этих котов не было – в монастыре их обычно подкармливают.
Как-то поздним вечером, вернувшись в келью, чрезвычайно уставший, отец Н. заметил, что в форточку запрыгнула большая и красивая трёхцветная кошка. Он попытался выставить вон непрошеную гостью, но кошка уходить не желала, вела себя совершенно по-хозяйски и сердито шипела на отца Н. Он очень удивился, насторожился и решил понаблюдать за странной кошкой.
Та важно прошествовала к полуоткрытому шкафу и, недовольно бросив взгляд на озадаченного хозяина кельи, ловко запрыгнула внутрь. Отец Н. подошел к шкафу, осторожно открыл дверцу и увидел следующую картину: в глубине шкафа возлегало целое семейство кошачьих – кошка и крошечные, еще слепые котята. Котята, почувствовав мать, начали пищать и пристраиваться к ней в ожидании кормежки. Сама же мамаша смотрела на отца Н. крайне недовольно, и в ее взгляде явно читалось: «Я тут важным делом занимаюсь, а ты мешаешь только! Безобразие какое-то: нет покоя кормящей матери!»
Отец Н. понимающе кивнул головой кошке, бережно прикрыл дверцу шкафа. Постоял немного, подумал, а потом вздохнул печально и пошел в трапезную за ужином для своей новой постоялицы.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.